ПАМИР

Памир - горная страна в Центр. Азии, смыкающаяся на ЮЗ. с горными системами Гиндукуша и Каракорума, на С. - с хребтами Гиссаро-Алая, на В. - с Куньлунем. На В. к П. относятся Кашгарские горы с вершинами Конгур (7719 м) и Музтагата (7546 м). Осн. ч. П. располагается в Таджикистане, здесь поднимаются вершины-семитысячники: пик Исмаила Самани (7495 м), пик Ленина (7134 м), пик Корженевской (7105 м); много вершин выше 6000 м, в т. ч. известный пик Гармо (6595 м). В пределах Таджикистана П. простирается по широте на 275 км, по долготе на 250 км. Горы П. посещались людьми ещё в глубокой древности. Во II в. до н. э. здесь проходит Великий шёлковый путь, связывающий Китай, Индию и Туркестан; китайские купцы неоднократно пересекают П., называя его Цунлин ("луковые горы"). В XIII в. через П. прошёл венецианский купец Марко Поло, который принёс в Европу слово "бамер". В конце XIX в. в России слово "памир" считали нарицательным и относили его ко всем высоким долинам Средней Азии.

Памирская горная страна представляет собой систему мощных хребтов широтного простирания, разделённых на З. глубокими узкими долинами и сливающихся на В. в единый массив Вост. П. с широкими долинами и бессточными котловинами на высотах более 4000 м. На сев. окраине П. гигантской стеной над Алайской долиной поднимается Заалайский хр., к Ю. от него простираются меридиональные хребты Академии Наук и Зулумарт, которые являются крупными центрами совр. оледенения. К В. от них расположена бессточная впадина оз. Каракуль, ограниченная на В. Сарыкольским хр. Хр. Академии Наук связывает вост. концы хребтов Петра I, Дарвазского, Ванчского и Язгулемского. Южнее простираются горные хребты широтного простирания - Музкол, Ваханский, а вдоль сред. течения р. Пяндж - меридиональный Ишкашимский хр.

Высокая сейсмичность (землетрясения 9 баллов и более). По типу рельефа выделяют Вост. П., характеризующийся древним среднегорным рельефом с остатками поверхностей выравнивания, и высокогорный, глубоко расчленённый Зап. П. На П. большие минер. богатства: золото, руды молибдена, вольфрама, из нерудных - асбест, слюда, лазурит, горный хрусталь, кам. уголь; лечебные минер. источники, в т.ч. термальные (Гармчашма и др.).

Климат высокогорный, резко континентальный. Сред. тем-ры января на В. (на высоте ок. 3600 м) -18 °С, июля 14 °С, осадков ок. 100 мм в год; на З. (на высоте ок. 2100 м) соответственно -7 и 22 °С, 300-400 мм осадков. Гораздо больше осадков получают верхние ч. гор: на З. до 2500 мм, на В. до 1000 мм. Фирновая линия поднимается с СЗ. на ЮВ. от 3600 до 5500 м. Более 6700 ледников общей пл. 7535 км², из них 580 км² под сплошным моренным покровом. Крупнейший ледник Федченко. Реки относятся б.ч. к бассейну Амударьи. Главная река - Пяндж с притоками: Гунт с Шахдарой, Бартанг, Язгулем, Ванч. К басс. Вахша относятся верховья рек Обихингоу и Муксу. Небольшое число рек принадлежит к внутр. басс. Памира и басс. Тарима. Много озёр: Каракуль (крупнейшее), Шоркуль, Рангкуль, Зоркуль; некоторые озёра (Яшилькуль, Сарезское) возникли в результате запруды рек обвалами. На Вост. П. преобладают ландшафты холодной высокогорной пустыни, на Зап. П. нижние ч. склонов пустынны, выше 3600 м - участки типчаково-ковыльных степей, а на высоте 4500 м - разрежённая субнивальная растительность. Вдоль рек - заросли ивы, берёзы, арчи. На орошаемых землях выращиваются пшеница, виноград, груши, шелковица, грецкий орех и др. В горах обитают горный козёл (киик), горный баран (архар), бурый медведь, волк, лисица, снежный барс, длиннохвостый сурок, заяц-талай и др. В домашних условиях разводят яков-кутасов. Б. ч. населения живёт в долинах: в зап. ч. - горные таджики; вахагды, ишкашимцы, шугнанцы, рушанцы, язгулемцы, ванчцы; вост. ч. заселена киргизами. Осн. занятия - горное земледелие и скот-во. Зап. П. - крупный центр междун. альпинизма.

Смотреть больше слов в «Словаре современных географических названий»

ПАМИРИКАЛАН →← ПАЛЬМИРА

Смотреть что такое ПАМИР в других словарях:

ПАМИР

(возможно, от др.-иран. Па-и-михр — подножие Митры, бога Солнца)        горная страна в Средней Азии (главным образом в Горно-Бадахшанской АО Таджикско... смотреть

ПАМИР

памир сущ., кол-во синонимов: 2 • горная система (62) • горы (52) Словарь синонимов ASIS.В.Н. Тришин.2013. . Синонимы: горы

ПАМИР

ПАМИР (возможно, от др.-Иран. Па-и-михр - подножие Митры, бога Солнца), горная страна в Ср. Азии (гл. обр. в Горно-Бадахшанской АО Тадж. ССР). Вопрос... смотреть

ПАМИР

ПАМИР, центр. часть средне-азиатск. нагорья между Тянь-Шанем на с. и Гиндукушем на ю. В смысле географич-м П. не представляет определ. тер-рии; условно... смотреть

ПАМИР

Памир высокогорная система в Средней и Центр. Азии; главным образом в Таджикистане, вост. и юж. части в Китае и Афганистане. Упоминается кит. путеш... смотреть

ПАМИР

22 сентября 1957 года Немецкий четырехмачтовый барк, шедший из Буэнос-Айреса в Гамбург, был застигнут ураганом в центральной части Атлантического океана, опрокинулся и затонул. Из 86 человек команды и практикантов спаслись только 6. В 1950 году Антверпенский порт посетил немецкий судовладелец Шливен. Там его внимание привлекли стоявшие в самом дальнем доке пять крупных парусников. Когда-то они принадлежали финну Густаву Эриксону, который содержал целую флотилию больших парусников. После смерти Эриксона его наследники пустили все с молотка. Шливен остановил свой выбор на двух из них — четырехмачтовых барках «Пассат» и «Памир». Собрав необходимую сумму, он выкупил их, и 5 июня 1951 года оба парусника зашли на буксирах в порт Любека. А еще через год они были готовы поднять паруса. «Памир» и «Пассат» были переданы немецкому торговому флоту для обучения курсантов морских училищ. Кроме того, их решили поставить на дальние и сверхдальние линии — для перевозки зерна из Аргентины в Австралию. Таким образом, им предстояло играть роль одновременно грузовых и учебных парусников. А доходы от коммерческих рейсов должны были идти на содержание барков и на их дальнейшее, более эффективное использование в качестве незаменимой «школы под парусами». Вскоре «Памир» и «Пассат» бороздили просторы Атлантики. Грузовые и почтово-пассажирские суда всегда уступали баркам дорогу, а завидев издали их высокие мачты с гигантскими парусами, они всякий раз салютовали им протяжными гудками. В августе 1957 года «Памир» вышел из Буэнос-Айреса с грузом ячменя. На борту барка находились 86 человек, в том числе 52 курсанта, которым было по шестнадцать—восемнадцать лет; для них это было первое дальнее плавание. 20 сентября «Памир» передал в эфир свои координаты: парусник шел намеченным курсом, норд-ост, в сторону Азорских островов. В тот же день от метеослужб было получено штормовое предупреждение неподалеку от островов Зеленого Мыса зарождался ураган «Керри» — и всем судам, которые могли оказаться в зоне его распространения, рекомендовалось изменить курс и уходить из опасного района. Курс «Памира» как раз пересекал опасную зону. Впрочем, судовладельцев и грузополучателей такое совпадение не беспокоило. Во-первых, потому, что «Памир», несмотря на возраст, отличался высокой прочностью. Во-вторых, капитаном барка был опытный Иоганн Дибиш, временно заменивший штатного командира, которого госпитализировали незадолго до выхода судна в рейс. Дибиш наверняка получил штормовое предупреждение и примет все необходимые меры, чтобы разойтись с ураганом. Утром 22 сентября дежурный оператор на немецкой береговой радиостанции Норддейх, через которую проходили сообщения от судов, находившихся в море, принял сигнал SOS, повторившийся затем несколько раз подряд. Сигнал бедствия передавал «Памир» — парусник попал в полосу урагана. Дальше последовало уточнение шквалом сорвало часть парусов и серьезно повредило такелаж. Другими словами, барк просил помощи. Сообщение незамедлительно передали всем судам в радиусе 500 миль от Азорских островов. Сигнал приняли и на американском сухогрузе «Президент Тейлор»; он изменил курс и уже следующей ночью прибыл на место, где терпел бедствие «Памир». Последняя весть от барка действительно вызывала тревогу: «Потеряли все паруса. Дрейфуем с большим креном на один борт. На помощь!» Но еще большее беспокойство вызвало последовавшее потом молчание, которое, впрочем, можно было объяснить тем, что шквалом на «Памире» сорвало радиоантенну. Само же судно держится на плаву, ибо даже в полуразрушенном состоянии оно вполне способно противостоять урагану. Тем более что без рангоута и такелажа «Памир» менее уязвим для шквалов. Сухогруз «Президент Тейлор» лег в дрейф, и члены его команды с помощью прожекторов пытались найти парусник. Сигнал SOS принял и либерийский сухогруз «Пеннтрейдер». Вскоре к двум участникам поисков присоединился еще один — канадский эсминец «Крусейдер»: он включил мощные прожекторы. В Германии за поиском судна следили по радио. Феликс фон Люкнер, старый морской волк, снискавший себе славу в годы Первой мировой войны, заявлял во всеуслышание, что он, как и все, решительно отказывается верить в гибель парусника. «Я лично осматривал барк, перед тем как он вышел в рейс на Буэнос-Айрес, — сказал он. — И могу подтвердить с полной ответственностью: „Памир“ — судно исключительно прочное и надежное. И команда на нем первоклассная». Такое же мнение выразил и другой, не менее известный знаток морского дела, англичанин Алан Вильерс. Подобные оптимистические высказывания, конечно же, утешали родных и близких тех, кто был на «Памире», но не больше. Уверенности в том, что парусник и его команда в безопасности, ни у кого не было. На рассвете море успокоилось. В поисках «Памира» теперь уже участвовало с десяток кораблей. А когда совсем рассвело, к поисковым судам присоединились спасательные самолеты американских и португальских ВМС с грузами первой необходимости на борту — надувными лодками, герметическими мешками с продовольствием и лекарствами; они кружили на бреющем полете над волнами в надежде обнаружить шлюпки или обломки кораблекрушения. Однако через четыре часа после вылета с баз самолеты были вынуждены вернуться обратно — для дозаправки. «Мы ничего не заметили, хотя видимость была неплохая», — рассказывали потом летчики. Между тем, пока в море шли безуспешные поиски, в соборах и церквах Германии служили молебны во спасение душ моряков, находившихся на «Памире». Немцы жадно ловили каждое радиосообщение, поступавшее из района Атлантики, где велись поиски. Люди пытались убедить себя в том, что, раз обломки парусника до сих пор не найдены, значит, еще есть надежда: ведь огромный барк не мог исчезнуть без следа. Тот же фон Люкнер, к примеру, утверждал, что, если бы парусник затонул, в этом месте на поверхности моря обнаружили бы множество разных предметов, а также ячменное зерно, составлявшее основной груз судна. В воскресенье, около четырех часов пополудни, от английского танкера «Сан-Сильвестр» поступила радиограмма: «Заметили шлюпку с „Памира“». Шлюпка, однако, оказалась пустой, но и это не послужило прямым доказательством того, что парусник пошел ко дну. Тем более никто не мог утверждать наверняка, что это была шлюпка именно с «Памира». Ее могло смыть в шторм с любого другого судна, поскольку, как удалось разглядеть, на ней даже не были откреплены весла — они так и лежали, привязанные ремнями, по обоим бортам. В течение последующих нескольких часов в открытом море обнаружили еще четыре шлюпки — снова пустые. Ясно было одно: их сорвало с талей неизвестного судна во время шторма. 23 сентября немецкий консул на Азорских островах публично объявил, что «Памир», вероятнее всего, затонул. Снова наступила ночь. А поиски между тем продолжались — спасатели все еще надеялись, что потерпевшие кораблекрушение, если они, конечно, живы, дадут о себе знать: даже если в кромешной тьме невозможно разглядеть шлюпки, яркие вспышки ракет не заметить трудно. Около трех часов утра ветер опять усилился. На «Памире» были крепкие, надежные шлюпки, к тому же они полностью были укомплектованы продовольствием, водой и сигнальными средствами — всего этого вполне бы хватило, чтобы продержаться в открытом море несколько дней. Во всяком случае, так заверял Шливен. Поиски продолжались и в понедельник, несмотря на проливной дождь. Теперь в них участвовали пятьдесят восемь кораблей и одиннадцать самолетов. Наступил вечер, но ни моряки, ни летчики так ничего и не обнаружили. За двое суток моряки американского сухогруза «Саксон» обследовали большой район океана: судно крейсировало то зигзагами, то по спирали, пересекая в разных точках предполагаемую траекторию дрейфа «Памира». И все это время никто из американских моряков ни разу не оставил свой наблюдательный пост, невзирая на пронизывающий холод. В понедельник, около семи вечера, дождевой шквал ушел на запад, и небо на востоке чуть прояснилось. И вдруг наблюдатель с «Саксона» заметил прямо по курсу, в полутора милях, шлюпку: она появилась среди волн совершенно неожиданно, точно подводная лодка. В шлюпке были люди — они отчаянно размахивали руками. Капитан сухогруза, приставив к глазам мощный бинокль, с полминуты наблюдал за крохотной точкой, едва различимой в волнах, которую впередсмотрящий принял за шлюпку. «В самом деле шлюпка, — проговорил он. — Только пустая». То же самое отметили и все, кто были на мостике. Впередсмотрящий, к сожалению, ввел своих товарищей в заблуждение: в шлюпке действительно не было ни души. Тем не менее «Саксон» прибавил ход и двинулся к ней. Но наблюдатель не ошибся. Люди там действительно были, правда, не в шлюпке, а в воде. Моряки на «Саксоне» теперь уже четко видели, как пятеро плавают около шлюпки. «Саксон» был уже близко. Американцы спустили вельбот и вытащили пострадавших из воды. Это были курсанты с «Памира». …Капитан «Памира» Иоганн Дибиш получил штормовое предупреждение вечером 21 сентября. Ураган надвигался быстро. Дибиш видел это, наблюдая за показаниями барометра: с каждым часом стрелка прибора опускалась на четыре деления — все ниже. Капитан окинул взглядом огромные паруса — площадью 4200 квадратных метров — громоздящихся ярусами на мачтах 56-метровой высоты. Часть парусов предстояло убрать — по-штормовому. «Памир» не боялся штормов: он раз двадцать огибал мыс Горн, ходил «ревущими сороковыми» и «грозными семидесятыми». Но как опытный моряк Дибиш опасался непредсказуемости, какую таит в себе всякий ураган. Капитан нагнулся к штурманской карте и одним движением карандаша обозначил предполагаемую траекторию движения. За последние двое суток траектория эта менялась неоднократно. Ураган, зародившийся неподалеку от островов Зеленого Мыса, сначала устремился на запад, а потом вдруг повернул обратно — на восток. И теперь он уже представлял собой не просто гипотетическую, а неминуемую, реальную угрозу. Вскоре «Памир» уже шел со значительным креном на один борт, что не могло не настораживать. Капитан приказал играть парусный аврал, с тем чтобы убрать все верхние и нижние брамсели и перебросить реи на фордевинд. На другой день, поднявшись рано утром на мостик, Дибиш заметил на лицах вахтенных помощников нескрываемую тревогу. Между тем ветер крепчал. «Памир» испытывал столь сильную бортовую качку, что ноки его фок-рея и обоих грот-реев всякий раз зарывались в пенные валы. Тогда Дибиш распорядился убрать фок. Теперь он и сам встревожился не на шутку. От такой жестокой качки груз ячменя, засыпанного в трюмы, начал перемещаться от одного борта к другому. «Памир» мог опрокинуться. Очередной мощный накат волны — и с верхней палубы снесло принайтовленные к борту трапы, а со шлюпбалки сорвало одну из шлюпок. «Убрать верхние марселя, — приказал Дибиш и тут же добавил. — Это касается только палубной команды. Курсантам собраться на спардеке». Капитан опасался посылать курсантов на ходившие ходуном реи убирать паруса. И матросы один за другим полезли вверх по вантам. Потом перебрались на реи. Теперь они передвигались медленно и осторожно: ванты были скользкие и к тому же сильно раскачивались. Так что у матросов больше сил уходило не на уборку парусов, а на то, чтобы удержаться на реях. Работать было очень тяжело и крайне опасно: один или два паруса уже порвались и оглушительно захлопали на ветру, угрожая снести с реев людей, тщетно пытавшихся не то что их убрать — просто удержать. Капитан вынужден был вернуть матросов на палубу. И все же рангоут надо было во что бы то ни стало облегчить. Дибиш посовещался со своими помощниками, и тут же несколько добровольцев из палубной команды снова взобрались на ванты. Им предстояло перерезать снасти, с помощью которых паруса крепились к реям. Дибиш понимал, что он рискует жизнью людей, но это было необходимо для спасения судна. К полудню ураган только усилился. Яростный ветер терзал парусник со всех сторон — под его натиском реи неистово скрипели и поворачивались сами по себе, а тяжелые от влаги, паруса оглушительно хлопали. Матросы, посланные на марса-реи, смогли освободить от шкотов, гитовых и горденей только один верхний марсель, и то с большим трудом. Громадное, разбухшее полотнище паруса поползло вниз вдоль мачты и со страшным грохотом обрушилось на нижние реи, цепляясь за них обрывками металлических снастей и высекая снопы искр. Тем временем двое рулевых безуспешно силились удержать огромное двойное колесо штурвала. «Памир» сделался неуправляемым, и вскоре его развернуло лагом. Дибиш решил все же попытаться выровнять судно, поставив его если не по ветру, то хотя бы против ветра — носом к волне. Однако скоро понял, что сделать это будет очень непросто. Единственная надежда оставалась на нижние и косые паруса — от маломощного вспомогательного двигателя пользы было мало. Но управлять парусами в такой ураган практически невозможно. Словом, «Памир» оказался во власти разбушевавшейся не на шутку стихии. Дибиш велел радисту передать в эфир SOS, на случай если поблизости находится какое-нибудь судно: теперь нужно было думать о спасении не барка, а находящихся на нем людей, которые отныне полагались только на своего капитана. Курсанты были насмерть перепуганы. Дибиш как мог успокаивал их. Дальше события развивались настолько быстро, что на барке никто даже не успел опомниться. Дибиш, державшийся, как всегда, спокойно и уверенно, приказал выдать всем спиртное и сигареты. Но в этот момент парусник на мгновение замер на месте, после чего резко завалился на левый борт, зарывшись нижними реями в воду. Затем он так же резко выпрямился. Его подхватило очередной волной — и тут же снова завалило. Но барк и на этот раз устоял. Люди увидели, как на него надвигается другая огромная волна, готовая обрушиться на верхнюю палубу. Однако в последнюю секунду, оказавшуюся роковой, «Памир» взлетел на ее гребень и словно застыл. Но вот мачты начали крениться все сильнее… И страшной силы удар опрокинул «Памир». Лишь десяти курсантам удалось взобраться на шлюпку. На третьи сутки их осталось пятеро. И тут показался корабль. Тяжелый, с резкими, прямыми обводами и крупными надстройками. И он шел прямо к ним — чтобы их спасти… Курсанты, не сговариваясь, все разом, словно по команде, кинулись за борт, даже не подумав о том, смогут ли продержаться на плаву: ведь у них почти не осталось сил. Но на «Саксоне» их заметили… В темно-зеленых волнах повсюду колыхались обломки кораблекрушения. И среди них — полузатопленная шлюпка. В ней обнаружили еще одного курсанта, шестого, — последнего из оставшихся в живых с «Памира». Дальнейшие поиски ни к чему не привели. И некоторое время спустя спасатели покинули район бедствия, оставив тайну гибели «Памира» морю. А тайна действительно существовала, хотя бы потому, что далеко не все в этой трагической истории было ясно. Например, почему парусник опрокинулся так быстро, что люди даже не успели спустить на воду ни одной шлюпки? Что же касается тех двух шлюпок, которые обнаружили через трое суток, с шестью курсантами, — их попросту сорвало со шлюпбалок ураганом. Позже, однако, установили, что главной причиной кораблекрушения было смещение груза. Ячмень засыпали в трюмы барка навалом, вопреки правилам перевозки сыпучих грузов, которые необходимо размещать в трюмах, предварительно упаковав в мешки. Кроме того, некоторые капитаны упрекали Дибиша в том, что он неточно рассчитал курс судна относительно траектории урагана.... смотреть

ПАМИР

Памир - горная страна в Центральной Азии. На Ю.-З. смыкается с горными системами Гиндукуша и Каракорума, на С. - с хребтами Гиссаро-Алая, на В. - с Кун... смотреть

ПАМИР

, горная система на юге Средней Азии, главным образом в Таджикистане (Горно-Бадахшанская автономная область), а также в Китае и Афганистане. Высшая точка - пик Коммунизма (7495 м). По типу рельефа выделяют Восточный Памир, характеризующийся древним среднегорным рельефом с остатками поверхностей выравнивания, и высокогорный, глубоко расчлененный Западный Памир. Памир - значительный центр современного оледенения (крупнейший - Федченко ледник). Главная река - Пяндж. Крупнейшие озера - Каракуль, Шоркуль, Сарезское и др. На Восточном Памире преобладают высокогорные пустыни, на Западном Памире - степи. Месторождения горного хрусталя, руд редких металлов, ртути и др. Памир - популярный район альпинизма.... смотреть

ПАМИР

ПАМИР - горная система в Ср. Азии, главным образом в Таджикистане (Горный Бадахшан); восточная и южная части - в пределах Китая и Афганистана. Высшая точка - вершина Конгур в Кашгарском хр., на востоке Памира (7719 м). Зап. Памир резко расчленен глубокими ущельями рек. Вост. Памир имеет сглаженный рельеф; плоские днища долин и котловин - на высоте 3500-4500 м, хребты достигают 6000 м и более. Площадь оледенения (в границах Таджикистана) св. 7500 к<span>м&amp;sup2</span>, крупнейшие ледники: Федченко и Грумм-Гржимайло. В Вост. Памире преобладают высокогорные пустыни, в Зап. Памире - участки степей, по долинам рек - древесная растительность. Отгонное животноводство.<br>... смотреть

ПАМИР

ПАМИР, горная система в Ср. Азии, главным образом в Таджикистане (Горный Бадахшан); восточная и южная части - в пределах Китая и Афганистана. Высшая точка - вершина Конгур в Кашгарском хр., на востоке Памира (7719 м). Зап. Памир резко расчленен глубокими ущельями рек. Вост. Памир имеет сглаженный рельеф; плоские днища долин и котловин - на высоте 3500-4500 м, хребты достигают 6000 м и более. Площадь оледенения (в границах Таджикистана) св. 7500 км2, крупнейшие ледники: Федченко и Грумм-Гржимайло. В Вост. Памире преобладают высокогорные пустыни, в Зап. Памире - участки степей, по долинам рек - древесная растительность. Отгонное животноводство.<br><br><br>... смотреть

ПАМИР

ПАМИР, горная система в Ср. Азии, главным образом в Таджикистане (Горный Бадахшан); восточная и южная части - в пределах Китая и Афганистана. Высшая точка - вершина Конгур в Кашгарском хр., на востоке Памира (7719 м). Зап. Памир резко расчленен глубокими ущельями рек. Вост. Памир имеет сглаженный рельеф; плоские днища долин и котловин - на высоте 3500-4500 м, хребты достигают 6000 м и более. Площадь оледенения (в границах Таджикистана) св. 7500 км2, крупнейшие ледники: Федченко и Грумм-Гржимайло. В Вост. Памире преобладают высокогорные пустыни, в Зап. Памире - участки степей, по долинам рек - древесная растительность. Отгонное животноводство.... смотреть

ПАМИР

ПАМИР , горная система в Ср. Азии, главным образом в Таджикистане (Горный Бадахшан); восточная и южная части - в пределах Китая и Афганистана. Высшая точка - вершина Конгур в Кашгарском хр., на востоке Памира (7719 м). Зап. Памир резко расчленен глубокими ущельями рек. Вост. Памир имеет сглаженный рельеф; плоские днища долин и котловин - на высоте 3500-4500 м, хребты достигают 6000 м и более. Площадь оледенения (в границах Таджикистана) св. 7500 км2, крупнейшие ледники: Федченко и Грумм-Гржимайло. В Вост. Памире преобладают высокогорные пустыни, в Зап. Памире - участки степей, по долинам рек - древесная растительность. Отгонное животноводство.... смотреть

ПАМИР

- горная система в Ср. Азии, главным образом в Таджикистане (ГорныйБадахшан); восточная и южная части - в пределах Китая и Афганистана.Высшая точка - вершина Конгур в Кашгарском хр., на востоке Памира (7719м). Зап. Памир резко расчленен глубокими ущельями рек. Вост. Памир имеетсглаженный рельеф; плоские днища долин и котловин - на высоте 3500-4500 м,хребты достигают 6000 м и более. Площадь оледенения (в границахТаджикистана) св. 7500 км2, крупнейшие ледники: Федченко иГрумм-Гржимайло. В Вост. Памире преобладают высокогорные пустыни, в Зап.Памире - участки степей, по долинам рек - древесная растительность.Отгонное животноводство.... смотреть

ПАМИР

Pamir MountainsPamir, (Памирские горы), высокогорная система Центральной Азии, расположенная большей частью в Таджикистане, отроги в Киргизии, Афганист... смотреть

ПАМИР

(горы) der Pamir -sСинонимы: горы

ПАМИР

имя собств., сущ. муж. родаПамір -у

ПАМИР

Начальная форма - Памир, винительный падеж, слово обычно не имеет множественного числа, единственное число, топоним, мужской род, неодушевленное

ПАМИР

мPamírСинонимы: горы

ПАМИР

Pamir mСинонимы: горы

ПАМИР

Pamir m

ПАМИР

پامير

ПАМИР

帕米尔 pàmǐ'ěrСинонимы: горы

ПАМИР

Прима Памир Мпа Мир Ирма Ампир Аир Пари Рим Пиар Пим Риа Пир Пра Рами Рам

ПАМИР

(il) Pamir Итальяно-русский словарь.2003. Синонимы: горы

ПАМИР

De Pamir

ПАМИР

• Pamir• Pamír

ПАМИР

Памір, муж.

ПАМИР

Горы в Ср. Азии

ПАМИР

Памир Παμίρ το

ПАМИР

der Pamir.

ПАМИР

Памир.

ПАМИР

Памір

ПАМИР НАГОРЬЕ

(Памиры) — обширное высокое нагорье в Средней Азии, расположенное в верховьях Амударьи и Тарима, между Тянь-Шанем на С и Гиндукушем на Ю. Приподнятое в наиболее низких своих частях на высоту 10,5—14 тыс. фт. н. ур. м, нагорье это в общем представляет систему длинных, ветвистых более или менее плоских и широких речных долин и озерных бассейнов, разделенных горными, часто снеговыми, хребтами и кряжами, возвышающимися своими скалистыми, нередко же весьма пологими скатами всего на 3—8 тыс. фт. над дном соседних долин. Суровый климат, исключающий возможность земледелия, скудная степная растительность, животный мир, слагающийся из полярных, степных и горных форм и ничтожное кочевое население характеризуют эту огромную пустынную страну. Расположенный в узле между величайшими горными системами азиатского материка (Тянь-Шань, Гиндукуш, Куэнь-лунь, Гималаи, Кара-корум), в верховьях важнейших среднеазиатских рек, на пути между западной и восточной Азией и Индией П. с древнейших времен возбуждал интерес путешественников и окрестного населения, видевшего в нем "крышу миpa". Значение П. сильно возросло в последнее время, когда Россия заняла часть П. и приблизилась к границам Индии. Значение слова П., встречаемого впервые у китайского путешественника Сюань-цзаня (628—645 г.), окончательно не выяснено. Некоторые (Бюрнуф) ставят название это в связь с Меру, мифической горой, которая по индийской космографии находится в центре земли; по мнению других (Роулинсон и др.), слово П. происходит от санскритского mir (море, озеро) или от персидского bam (крыша), откуда bam-i-dunia (крыша миpa), название, которое иногда соседними таджиками прилагается к П. (Вуд); третьи (Гордон, Путята, Северцов, Форсайт, Юль и проч.), наконец, полагают, и по-видимому с наибольшим вероятием, что слово П. является в некоторых местностях Средней Азии нарицательным, обозначая высокое степное плато (аналог.сырт в горах Тянь-Шаня) или летнее горное пастбище (аналог. яйла, джейлау у тюркских народов). Местное население под именем П. разумеет только реку и долину того же имени, находящиеся в южной части нагорья. <span class="italic"><br><p>Местоположение. Пространство. Границы. Рельеф.</p></span> П. расположен на Ю от Ферганской долины, приблизительно между 72° — 75,5° в. д, (от Гринвича) и 37° — 39,5° с. ш. и с трех сторон имеет естественные, ясно выраженные границы; на С Заалайский хребет, на В Кашгарские горы и на Ю Гиндукуш. На З условная граница может быть проведена приблизительно по 72 меридиану, несколько западнее которого страна в общем изменяет свой характер: местность понижается, долины рек врезываются глубже и становятся ущельями, разница между высотой долин и окружающих их гор становится больше, реки быстрее, климат мягче, появляются лесные заросли и оседлые поселения и нагорье постепенно превращается в горную страну (Рошан, Шугнан), через которую низовья памирских рек прокладывают ceбе путь к текущему здесь по направлению к С Пянджу (верховье Амударьи). С С на Ю П. по 73 меридиану, от перев. Кызыл-арт в Заалайском хребте до Гиндукуша ок. 250 в., с З на В от Таш-кургана до Мус-таг-ата ок. 230 в.; в общем П. имеет вид огромного полуэллипса, выпуклая часть которого, образуемая Кашгарскими горами и вост. оконечностью Гиндукуша, обращена на В; площадь нагорья в этих пределах равняется приблизительно 55—60 тыс. кв. в. Заалайский хребет (см.), имеющий в общем широтное направление и длину ок. 280 в., поднимается в средине до 16—18 тыс. фт., а отдельными вершинами (пик Кауфмана и др.) до 23000 фт.; возвышаясь в виде гигантской снеговой стены на северной окраине П., хребет этот отделяет нагорье от высокой Алайской долины (см. Заалайский хребет), которая по своей природе, сходной с памирской, может быть названа северным уступом Памира. Через трудно доступный Заалайский хребет хорошо известны лишь два перевала, из которых один — Терс-агар (12160 фт.) — находится в западной оконечности хребта и ведет с Алая к леднику Федченко и на верховья р. Мук-су, в северо-западном углу П., а другой — Кызыл-арт (14560 фт.), под 73,5 меридианом (от Гринвича) — в центральные части нагорья, к озеру Кара-куль. Через последний перевал, доступный круглый год и разработанный для колесного движения, идет обычный путь из Ферганской области через Алай на П. Почти непосредственно к восточной оконечности Заалайского хребта, омываемой р. Маркан-су, принадлежащей к системе Тарима, примыкают Кашгарские горы, отделяющие подобно гигантской стене П. от Кашгарии; направляясь в виде пологой дуги сначала на ЮВ, а затем на Ю, горы эти, значительно превышающие высоту снеговой линии, сильно расширяются и поднимаются к Ю от 39° с. ш. и образуют здесь множество огромных пиков (Чаркум, Мус-таг-ата и др.), из которых некоторые превышают 25000 фт. (Мус-таг-ата 25800 фт.) над ур. м. Кашгарские горы, состоящие из отдельных кряжей и массивов, восточные отроги которых доходят почти до Кашгара и Яркенда, прорываются верховьями рек (Маркан-су, Ез, Яркенд-дарья), принадлежащих бассейну Тарима и спускающихся с восточной части П. (так наз. Сарыкол) в Восточный Туркестан. В особенности замечателен прорыв Яркенд-дарьи, которая мимо Таш-кургана (10400 фт.) по сравнительно широкому проходу направляется на В. Южнее Таш-кургана горы снова поднимаются и множеством отрогов сливаются с Каракорумским Мус-тагом и восточной оконечностью Гиндукуша. Из перевалов замечательны: в южной части гор Найза-таш (14800 фт.), ведущий из Таш-Кургана на верховья р. Ак-су на П., в средней — Кок-муйнак (15800 фт.), Чичик-лик (14430 ф.) и Караташ (16340 фт.), ведущие на озеро Малый Кара-куль и на верховья той же р. Ак-су, в северной Улуг-арт, через который идет дорога из Кашгара на реку Мужи. Южную границу Памира составляет Гиндукуш (Кух и Балянд, Мус-таг — по местному), поднимающийся в среднем не ниже 18000—19000 фт., с вершинами высотою до 23000 фт. над ур. моря; он служит водоразделом между системой Амударьи, к которой относится большая часть П. и бассейном Инда, куда ведут перевалы: Калик (16100 фт.), Ионова (17000 фт.), и Барогиль (12000 фт.). Западная граница П. представляется более или менее естественной лишь в северной части, где малоизвестные Дарвазские (Ванчские) горы отделяют верховья Мук-су и бассейн Кудары от Дарваза; у Таш-кургана (Рошанского) и далее на Ю западная граница П., будучи, как указано выше, вполне условной, может быть проведена через первые оседлые поселения на Мургабе (Сарез), Гунте (Сардым) и далее до Кала-и-Пянджа и Сархада на Вахан-дарье. Речные долины и озерные бассейны П. разделяются системой хребтов, кряжей, гряд и возвышенностей, простирающихся преимущественно в широтном направлении и состоящих главным образом из гранитов, гнейсов, метаморфических сланцев, палеозойских известняков триасовых, юрских и меловых отложений. Обширные пространства местами занимают и третичные осадки. Огромное значение для рельефа П. имела также деятельность ледников, которые некогда почти сплошь покрывали нагорье и оставили после себя мощные отложения наносов, морены и другие следы. Рельеф северо-восточной части нагорья имеет более спокойный характер; здесь преобладают довольно широкие долины, озерные бассейны и плато, разделенные часто сравнительно невысокими возвышенностями; разница в высотах долин и хребтов не превышает 3000—4000 фт. Наоборот, в юго-зап. части П. долины врезываются глубже и принимают вид ущелий, хребты поднимаются выше и разница между высотой тех и других достигает 6000; а на крайнем ЮЗ 9 000—10000 фт. Долины и плато, смотря по высоте над ур. моря (12—14,5 тыс. фт.), количеству орошающей их влаги и геологическому строению покрыты то степной, то луговой, то болотной растительностью, местами же являются в виде бесплодных, солонцеватых, песчаных или галечных площадей. Из поднятий на П. замечательны следующие. В южной части нагорья, по правому берегу реки Вахан-дарьи, на протяжении свыше 225 в., с ЗЮЗ на ВСВ проходит огромный, труднопроходимый Ваханский хребет (см.); средняя высота его около 18 0 00 фт., высота отдельных вершин до 23000 фт. (пик Царицы 23000 фт., пик Царя Миротворца 20000 фт.); из перевалов более известны: Бендерского (15130 фт.) и Урта-бель (15040 фт.), ведущие с озера Сарыкуль и верховьев р. Истыка на озеро Чакмактын-куль и на верховья Вахан-дарьи; восточная часть Ваханского хребта к В от нижнего течения р. Памир носит название хребта Имп. Николая II. В том же приблизительно направлении несколько сев. проходит более доступный Памирский хребет, отделяющий долину реки Памир от бассейна р. Аличур-Гунт; длина его около 160 в., вышина вершин до 18000 фт. Перевалы Мас (15120 фт.), Кок-бай (14400 фт.) и другие ведут с низовий реки Памир в дол. р. Гунта к оз. Яшиль-куль (12370 фт.), а Баш-гумбез (16460 фт.) — в вост. часть бассейна р. Аличур. Еще сев. приблизительно под 38° с. ш. в том же направлении идет на протяженш около 200 в. Аличурский хребет, упирающийся на З в правый берег Пянджа, а на В, постепенно понижаясь, сливающийся с вост. отрогами Ваханского и Памирского хребтов; он отделяет долину р. Аличур-Гунт от долины и бассейна Ак-су-Мургаба, протекающего почти через весь П. с В на З. Восточная часть хребта поднимается не выше 16000 фт., а зап. достигает вероятно 18—19 тыс. фт.; через первую перевалы Буз-тере (14900 фт.) и Нейза-таш (1 3 800 фт.) ведут с верховьев Аличура в долину р. Мургаба к Памирскому посту, а через вторую очень трудные перевалы Ленгер и Марджанай (15700 фт.) с оз. Яшил-куль в Сарез на Мургабе. Севернее р. Мургаба в том же направлении снова тянутся ветвистые гряды гор, которые на З и СЗ входят в связь с Дарвазскими горами и с Заалайским хребтом, далее на В, в центре сев. части П., замыкают бассейн оз. Кара-куль, а на В, огибая Рянг-кульскую котловину, сливаются с длинной водораздельной возвышенностью (Сарыкольские горы), которая проходит в общем с СЗ на ЮВ, близко к вост. окраине П., и отделяет бассейн р. Тарима от бассейна Амударьи. Горы эти, не превышая в среднем 15—17 тыс. фт., поднимаются выше всего, по-видимому, к Ю от оз. Кара-куль, где гряда Мус-кол имеет свыше 18 тыс. фт. над ур. м. Самые низкие места (10500—11000 фт.) расположены по Мургабу и Кударе. Из перевалов в этой системе возвышенностей замечательны: Тахта-корум (15480 фт.), Янги-даван (15300 фт.) и Каинды (16360 фт.), ведущие из долины р. Кудары на верховья Мук-су и далее на Алай, и в особенности Ак-Байтал (15525 фт.), через который направляется обычный путь, ныне разработанный в колесную дорогу, от пер. Кызыл-арт и оз. Кара-куль на Ю к Памирскому посту. Таким образом, самые значительные возвышенности группируются по окраинам П. в опоясывающих его хребтах, достигая наибольших размеров на В в огромном массиве Мус-таг-ата (25800 фт.), на С в пике Кауфмана (23000 фт.) и на Ю в Ваханском хребте, где западнее р. П. горы вздымаются до 23000 фт.; до такой же высоты поднимается и Гиндукуш (г. Лунхо до 23000 фт.). Гребни всех горных цепей внутреннего П. значительно ниже и обыкновенно не превышают 17—19 тыс. фт., при перевалах в 13—16 тыс. фт. Ледники, развитые некогда на П. в огромных размерах, в настоящее время сосредоточены главным образом на его окраинах, в поднимающихся здесь гигантских хребтах и в общем еще очень мало исследованы; наибольшие скопления льдов и снегов наблюдаются на Гиндукуше, в Кашгарских горах, в массиве Мус-таг-ата и Чаркума, на сев. склонах Ваханского хребта, местами в Заалайском хребте и на громадном массиве Сель-тау (ледник Федченко), поднимающемся, вероятно, до 23—25 тыс. фут. в сев.-зап. углу П. Ледники обыкновенно спускаются до 13—14 тыс. фут., а линия вечного снега, покрывающая вершины почти всех хребтов на П., приблизительно до 15—17 тыс. фут. над ур. моря. <span class="italic"><br><p>Реки и озера. </p></span>В гидрографическом отношении П. принадлежит бассейнам верховьев Амударьи и Тарима, из которых первый занимает почти три четверти всего нагорья; водораздельные возвышенности, отделяющие оба бассейна, не представляют правильности и тянутся в вост. части П. через все нагорье с СЗ на ЮВ, то поднимаясь местами в виде скалистых гряд за пределы снеговой линии, то составляя едва заметные расплывчатые седловины и поднятия. В бассейне Тарима сев.-вост. часть П. занята системой верховьев р. Маркан-су, прорывающейся на СВ через Кашгарские горы и спускающейся, под именем Кызыл-су, а затем Кашгар-дарьи, к Кашгару; верховья ее подходят к самому перевалу Кызыл-арт в Заалайском хребте. Далее к ЮВ расположен обширный бассейн р. Гез, которая также должна быть отнесена к системе Кашгар-дарьи; начинаясь на П. двумя истоками, сев., известным под именем Мужи и Контимес-су, и южным — р. Кара-куль, протекающей через оз Малый Каракуль (12790 фут.), Гез прорывает Кашгарские горы и направляется к Кашгар-дарье (см. Гез). Большая часть бассейна Геза, орошенного бесчисленным множеством ее второстепенных речек и притоков, а также лежашие южнее местности, принадлежащие к системе Яркенд-дарьи, представляется как бы долиной, заключенной между водораздельными высотами (Сарыкольские горы) на З и Кашгарскими горами на В и известной под именем Сары-кола. Высота наиболее низких мест Сары-кола, протягивающегося таким образом, почти по всей восточной окраине П., 10,5—12 тыс. фут.; перевал Улуг-робат, ведущий из бассейна оз. Малый Каракуль к Яркенд-дарье — 14200 фут. Верховья Амударьи, орошающие большую часть П., состоят из четырех речных систем, вытянутых в общем с З на В и разделенных возвышенностями (см. выше). Самым южн. притоком и вместе с тем верховьем Аму и Пянджа является р. Вахан-дарья, которая, беря начало под именем Вахджира из ледника (14700 фут.) в Гиндукуше, протекает около 120 в. с В на 3 по южной окраине П. в глубокой щели между Ваханским хребтом на С и Гиндукушем на Ю; приняв затем справа р. П. и получив имя Пянджа, река течет около 100 в. до Ишкашима, где под прямым углом поворачивает на С. Р. П., долина которой, расположенная между хребтом имп. Николая II и Памирским иногда называется Большим П., имеет в длину до 90 в. и вытекает из оз. Сары-куль (Зор-куль, Большое Памирское оз., Виктория у англ. авт.), лежащего на высоте 13990 фут., имеющего ок. 17 в. дл. и 3 в. шир. Севернее, между Памирским и Али-чурским хребтами, лежит сравнительно богатый пастбищами бассейн Аличур-Гунта, берущего начало на меридиане озера Сары-куль. Пройдя ок. 100 в. на З под именем Аличура, река впадает в оз. Яшиль-куль (около 20 в. длины, до 4 в. ширины, 12370 фут. высоты над ур. моря) и выходит из него под именем Гунта, который, пройдя на З около 120 в. и приняв много мелких речек, сливается с Пянджем; верхней части долины нередко придается название Аличур или Аличур-П.; в долине Гунта, начиная от оз. Яшиль-куль, встречается древесная растительность (ива), а под 72° вост. дол. от Гринвича — первые оседлые поселения (Сардым). Из притоков замечателен левый — Шах-дара (110 в.), огибающий зап. часть Памирского хребта и берущий начало недалеко от верховьев Маса, притока р. П. К С от Аличурского хребта обширную площадь в средней части П. занимает бассейн Ак-су-Мургаба-Бартанга, самого значительного памирского притока Амударьи. Вытекая на юго-вост. окраине П. из оз. Чакмактын-куль (13100 фут.), Ак-су течет сначала на СВ, затем на СЗ и, описав дугу около гор, у образованных сплетением вост. частей Ваханского, Памирского и Аличурского хребтов, поворачивает на З и принимает название Мургаба (см.); пройдя в этом направлении около 150 в., Мургаб проходит мимо Таш-кургана и, повернув круто на ЮЗ, принимает имя Бартанга и у Кала-и-Вамара почти под 71 3/4 вост. долг. от Гринвича впадает в Пяндж. Длина Ак-су-Myргаба-Бартанга 360—400 в., в нижней части до 48 фут. падения на 1 в.; из притоков замечателен левый Истык, ведущий к пер. Урта-бель и Бендерского, и правый Ак-Байтал, по которому идет дорога к перевалу того же имени и далее на оз. Кара-куль; справа же у Таш-кургана впадает Кудара, вверх по которой идет путь на верховья Мук-су. Ак-су протекает на высоте 13700—12150 фут., Мургаб на высоте 12150—10000 фут., устье же Бартанга лежит на высоте всего 6550 фут. н. ур. моря. У устья Ак-Байтала находится укрепление — Памирский пост. Сев.-зап. угол нагорья занят бассейном верховьев Мук-су (Беленд-киик); несущей свои воды в Кызыл-су, соединяющую верхнюю часть Вахша-Сурхаба, также впадающего в Аму. Из озер на Памире замечательны, кроме упомянутых выше, Большой Кара-куль (13200 фут. выс.) и Рянг-куль (12600 фт.); бассейн первого из этих озер занимает значительное пространство в сев. части П., между верховьями pp. Маркан-су и Мук-су; озеро, площадью до 351 кв. в., с горьковатой водой, принимает несколько довольно значительных притоков (Мус-кол), истока же не имеет (см. Кара-куль). К ЮВ от оз. Кара-куля расположена небольшая замкнутая котловина оз. Рянг-куль, состоящего из 2 озер (около 16 и 6 кв. в.), соединенных протоком около 3 в. длиной; в одном из этих озер вода солоноватая. Ближайшие окрестности показывают, что как Кара-куль, так и Рянг-куль были прежде больше и подверглись значительному усыханию. К некоторым местностям П., по почину английских авторов, нередко прилагаются особые названия; так, кроме Большого П. и Аличур-П., о которых упоминалось выше, иногда различают Малый П. (верховья Ак-су), Вахан-П. (верховья Вахан-дарьи), Сарез-П. (долина Мургаба западнее устья Ак-Байтала), Рянг-куль-П. (местность к С от оз. Рянг-куль, Харгош-П. (к Ю от оз. Кара-куль). Названия эти, однако, туземцам неизвестны и употребляются лишь в литературе, для удобства обозначения. <span class="italic"><br><p>Климатические условия.</p></span> Климат П. отличается суровостью, резкостью и сухостью; средняя температура нагорья, расположенного на широте южн. Греции, южн. Испании и Сицилии, равняется приблизительно температуре Колы и Мезени, а постоянные ветры, резкие перемены температуры, сухость и разреженность воздуха, сильные морозы в течение большей части года делают местные климатические условия весьма тяжелыми для человека. Сколько-нибудь определенные данные о климате П., представляющие большой интерес ввиду огромной высоты страны и положения ее в глубине азиатского материка, в узле величайших его горных систем, получены лишь после установления правильных наблюдений на Памирском посту (шир. 38° 11 м, в. д. от Гринвича 74° 2', выс. 3612 м (?); почти в центре П., на бер. Мургаба, у впадения в него справа Ак-Байтала), имеющихся почти полностью за 1894—95 годы и приводимых здесь в главнейших выводах:<br><p><br></p><p><br></p><p>Средняя температура 6 месяцев в году (сентябрь-март) ниже нуля; самый холодный месяц январь с температурой — 25,4°, самые теплые месяцы июль-август, когда терм. в среднем поднимается до 12,7° и 16,4°; наименьшая ниже нуля во все месяцы года, кроме июля или августа, когда поднимается до 0. Разница между ср. темп. самого жаркого и самого холодного месяц. 41,8°, между крайними наиб. и наим. 74,0°. Суточные колебания темп. весьма значительны; в зависимости от облачности, ветра, времени суток, темп. в тени изменяется до нескольких десятков градусов в сутки, а на солнце до 15—25° в несколько минут. Разница между темп. на солнце и в тени очень велика, достигая наибольшей величины зимой, а наименьшей летом. Бонвало наблюдал в марте на Кара-куле — 15° в тени и +23° на солнце. В более высоких местностях П. эти отношения, конечно, еще резче; сильные морозы при леденящих буранах и разреженном воздухе в таких местах невыносимы. Годовое количество осадков на Памирском посту поразительно незначительно (37,4—51 мм), что объясняется, вероятно, особыми местными условиями; в других местностях П. осадков, по-видимому, значительно больше, так как пути становятся нередко непроходимыми из-за массы снега, между тем как на посту снег идет редко и быстро тает. Мах. осадков в сутки 6,9 мм; в 1894—95 гг. в течение 7 месяцев в году было не более 1 мм осадков в месяц, причем в декабре 1894 г. и в январе, октябре и ноябре 1895 г. их вовсе не было. Снег выпадает во все месяцы года. В конце марта появляется в наиболее низких местах трава, которая, однако, сначала развивается очень туго; с этого же времени появляются нередко мухи, мошки, оводы и комары, местами размножающиеся в огромном количестве и одолевающие стада. В 1894 г. на Памирском посту были произведены опыты разведения некоторых огородных и других растений; хорошо уродились редис и репа, давшие даже семена; уродился также картофель; ячмень и пшеница не налили колосьев. <span class="italic"><br><p>Растительность и животный мир.</p></span> Флора П. не отличается богатством и почти лишена древесных форм. В более высоких местностях склоны гор, ущелья, а также галечные и песчаные пространства нередко совершенно лишены растительности, которая покрывает зеленым ковром трав преимущественно лишь менее возвышенные речные долины, привлекающие в таких местах кочевое население с его стадами. В общем травная растительность имеет степной характер и состоит главным образом из различных видов Festuca и ковыля, на фоне которых растут — Lasiagrostis splendens, Esemurur'ы, Scorodosma, Scabiosa, некоторые лютиковые, мотыльковые и пр.; местами значительные пространства по склонам занимают заросли дикого лука, а на берегах рек и озер осоки (Carex physodes, рянг — по-местному). Весьма важное значение для местного населения имеет полукустарник — "терескен" (Eurotia), в изобилии растущий на П. и служащий топливом. Древесной растительности почти нет; лишь кое-где в более низких или защищенных местах появляются скудные кусты тамариска и тала (Salix), поднимающихся на Ю П. до 13,5, а на С до 10500 фут. над уровнем моря. На западной окраине П., где местность понижается и переходит в горную страну, по ущельям рек появляются, кроме тала и тамариска, шиповник, древовидный можжевельник, береза (Betula sogdiana), тополь, облепиха и др. формы; из них можжевельник поднимается до 1 2 т. фт, тополь до 10, береза и рябина до 9 т. фт. над ур. моря. Здесь же в области начала древесной растительности появляются первые засеянные поля (ячмень, горох, пшеница), восходящие на Вахан-дарье (Сархал) до 10480 фут., на Мургабе до 10500 фут. и на Кударе до 9,5 т. фт. над ур. моря. Животный мир П., несмотря на суровые условия жизни, довольно богат и своеобразен. Здесь встречаются два вида медведя (Ursus isabellinus, родом с Гималаев, и Ursus leuconyx, с Тянь-Шаня), лисицы и волки (С. vulpes, С. mela n otis, С. alpinus, С. lupus), заяц, множество сурков (Arctomys caudatus), барс (F. irbis), многочисленные стада горных баранов или архаров (Оvis Poli), характерного животного (до 11 пуд. веса) для П., кииков (Сарrа sibirica) и пр. Из домашних животных в особенности замечателен як (Poephagus grunniens, по киргизски кутас), дающий молочные продукты и служащий для перевозки тяжестей на этих громадных высотах. Из многочисленных птиц упомянем орлов, гусей, уток, гагар, уларов (Megalepedrix tibetana) и пр. Пресмыкающихся, по-видимому, на П. нет; из амфибий были встречены лягушка (Rana temporaria) и Bufo variabilis. Речки и озера изобилуют рыбой, местами ею питаются даже медведи, вылавливая лапами. <span class="italic"><br><p>Условия жизни человека. Население.</p></span> Изложенные данные о климате и природе П. дают в общем понятие о тяжелых условиях жизни в этой местности. Туземцы-киргизы, привыкшие к разреженному воздуху, сравнительно мало страдают от горной болезни; между ними распространены ревматизмы и другие простудные заболевания, гастральгии, болезни глаз (катаральный конъюктивит от ослепления видом снега и от ветров с пылью), зубная боль и др. Пришлое население, в первое по крайней мере время, сильно страдает от горной болезни. Начиная с 10 тыс. фут. замечается (по наблюдениям в русских военных отрядах) затруднение движения и дыхания, быстрая утомляемость, сердцебиение, одышка, головокружение и головная боль, приступы удушья (в особенности по ночам), кровотечение из носа, иногда кровохаркание, обмороки; все это увеличивается с высотой. Во время пребывания на П. увеличивается частота дыхания и пульса, уменьшается жизненная емкость легких, окружность груди и вес тела. Нервность повышается, температура же тела остается прежней. Из других заболеваний, несмотря на меры предосторожности, чаще всего наблюдается цинга, усиливающаяся с приближением весны. Коренное население П. состоит почти исключительно из кочевых каракиргизов, численность которых в русской части нагорья не превышает 1000—1200 душ об. пола; к З и ЮЗ от П. начинается оседлое таджикское население, крайние восточные поселения которого могут служить западной границей памирской выси; далее всего на В идут таджики по Вахан-дарье, где довольно густое население тянется до самого Сархада. Памирские киргизы принадлежат к подродам теит, гадырша, найман и кипчак и преимущественно сосредоточиваются в долине р. Гези, в районе Рянг-куля, в долинах Ак-Байтала, Аксу, Аличура и пр. В летнее время они со своими стадами кочуют на 2—4 тыс. фт. выше, чем зимой; живут обыкновенно и зиму, и лето в кибитках. По типу памирский каракиргиз сходен с соседом своим алайским киргизом, но нередко отличается более слабым телосложением, болезненностью (больные глаза, испорченные зубы, потрескавшиеся губы и др), вялостью и неохотой к труду. Единственное занятие памирских каракиргиз — скотоводство; разводятся овцы и яки, изредка встречаются верблюды, еще реже лошади. Скотоводство ведется первобытное; скот круглый год пасется под открытым небом, заготовок корма не производится. Пища преимущественно молочная — кумыс, молоко, сыр, — изредка хлеб и в очень редких случаях мясо; хлеб появляется на П. лишь поздней осенью и выменивается киргизами на памирскую соль (добывается в 15 в. к В от оз. Рянг-куль, близ дороги, ведущей на Мус-кал через перевалы Тузгун и Уз-бель) в Шугнан. В общем киргизское население отличается бедностью и малой развитостью. <span class="italic"><br><p>Важнейшие пути сообщения.</p></span> Пути сообщения на П. в большинстве случаев довольно удобны и не представляют особых затруднений (кроме вызываемых высотой местности и климатическими условиями), лишь на западной окраине нагорья, где реки углубляются в крутые ущелья и местность принимает сильно пересеченный характер, дороги плохи и трудно доступны. Важнейшими путями на П. являются те, которые прорезывают нагорье с С на Ю и ведут из Ферганской долины через П. к Гиндукушу; таких путей два, из них важнейший — восточный, который служит кратчайшей дорогой из Ферганы на Памир. Начинаясь у г. Оша (см.) дорога направляется через укрепление Гульчу (см.) и перевал Талдык (11600 фут.) на Алай, откуда поднимается на перевал Кызыл-арт (14560 фут.) в Заалайском хребте; спустившись к озеру Кара-куль, дорога огибает его с В и, направляясь вверх по притоку озера Мус-колу и северному Ак-Байталу, достигаег перевала Ак-Байтала (15525 фут.), откуда, спускаясь вниз по южному Ак-Байталу, подходит к Памирскому посту (12150 фут.); отсюда несколькими дорогами идет путь к перевалам Бендерского и Урта-бель (15040 фут.), в восточной оконечности хребта императора Николая II, и через них к озеру Чакмактын-куль и на верховья р. Вахан-дарьи к урочищу Бозаи-и-Гумбез, в бассейне Инда, откуда можно перевалить через Гиндукуш или поднявшись в р. Вахджиру, через перевал Калик, или по Байкаре, через перевал Ионова. Путь этот в общем довольно удобен и проходим даже зимой; в последнее время, начиная от Гульчи, через Алай, Кызыл-арт и Ак-Байтал, разработана колесная дорога, которая соединяет Памирский пост с Ферганой. <span class="italic"><br><p>Иcmopия исследований.</p></span> Страны, расположенные в верховьях Амударьи (Оксуса), с незапамятных времен привлекали вниманиe исследователей, но первые сколько-нибудь определенные сведения о П. сообщены китайским путешественником Сюань-цзанем, которому в VII в. по Р. Хр. удалось пройти с З на В через южную часть П. 6 веков спустя знаменитый Марко-Поло, во время своего путешествия (1269—95) по Азии, первым из европейцев прошел через П. несколько Севернее Сюань-цзаня и сообщил много интересных сведений об этой стране. Спустя 300 лет через Памир прошел иезуит Бенедикт Гоэс (1603 г.), доставивший, однако, весьма мало сведений о посещенных им местностях. После нового свыше двухсотлетнего промежутка времени П. посещает Вуд, путешествие которого составляет эпоху в исследовании П. Маршрут его приблизительно совпадает с путем Сюань-цзяня; он исследовал р. Памир, открыл озеро Сары-куль (названное им Викторией) и вообще впервые сообщил точные и вполне определенные данные о некоторых частях южного П. Почти такое же значение для северной окраины П. имело путешеcтвиe Федченко в Кокандском ханстве (1871), во время которого им были открыты Алай и Заалайский хребет с его огромными вершинами, составляющими северную границу нагорья. С этого времени интерес к П. не ослабевает; в особенности плодотворны для исследования П. были 70-е и 80-е годы. В 1876 г. состоялась военная экспедиция Скобелева, доходившая до Рянг-куля. В 1 8 77 г. на Алае и в сев. части П. путешествовал И. В. Мушкетов. В 1878 г. экспедиция Северцова, достигавшая озера Яшиль-куль, произвела обширные съемки, собрала коллекции и вообще значительно способствовала изучению П.; в том же году на верховьях р. Мук-су путешествовал зоолог Ошанин. В 1883 г. состоялась памирская экспедиция Путяты, геолога Иванова и Бендерского, исколесившая почти весь П. и связавшая наблюдения русских путешественников с английскими исследованиями, захватывавшими преимущественно южную часть П. В 1884—87 гг. по П. путешествовал Г. Е. Грум-Гржимайло (см.), а в 1888—90 гг. юго-восточная часть нагорья и его южная граница (Гинду-куш) были пройдены Громбчевским (см.). В 1891—94 гг. на П. производились военные разведки, результатом которых было обследование некоторых Гиндукушских перевалов (Ионов), сильное подняло престиж русских на П. и устройство укрепления на Мургабе при устье Ак-Байтала (Памирский пост), где круглый год содержится гарнизон. Из иностранцев наиболее послужили делу изучения П. англичане. В 1860—70 гг. важные данные были собраны рядом посылаемых англичанами пандитов (Абдул-Меджид, Магомет-Амин, Мирза и др.), а в 1873—74 гг. весьма ценные исследования были произведены экспедицией Форсайта (Столичка, Троттер, Биддельф, Гордон и пр.), которая по своим важным результатам, касающимся южной и восточной части П., является одной из наиболее плодотворных экспедиций на П. В 1885 г. П. с В на З был пройден англичанином Элиасом, а в 1886 г. бассейн Вахан-дарьи был посещен Локгардтом. В 1887 г. через весь П. с С на Ю, от Кызыл-арта до Гиндукуша, прошли французские путешественники Бонвало, Капюс и Пепен. В 1888—89 гг. путешествовал по П. Литлдел (в 1889 г. — с женой), в 1889—1891 гг. Янхесбенд и Макартней, в 1892 г. граф Денмор, в 1893 г. француз барон де Понсен, в 1894 г. Керзон, в 1894—1895 гг. швед Свен-Хедин, занимавшийся исследованием горного массива Мус-таг-ата и глубины памирских озер, наконец, в 1896 г. — датские путешественники Филипсен и Олуфсен. <span class="italic"><br><p>Политическое значение П. Памирский вопрос. </p></span>Политическое значение П., хотя и окруженного довольно богатыми и населенными странами, но отличающегося крайней бедностью и трудной доступностью, было всегда весьма ограничено. В последнюю, однако, четверть века, главным образом ввиду поступательного движения России в Средней Азии, обстоятельства сильно изменились и на П. столкнулись интересы России и Англии. Англия, в постоянной тревоге за безопасность Индии, уже давно стремилась к созданию на П. условий, устраняющих опасность русского нашествия с С. Издавна целью стремлений Англии было, между прочим, разделение П. между Афганистаном и Китаем и захват в свое владение бассейна Вахан-дарьи, составляющего южную окраину памирского нагорья. Этим обстоятельством объясняется преувеличенное значение, которое придавалось Англией в последнее время П. и создание ею особого памирского вопроса, занимавшего в течение последних лет европейскую печать. Англо-русским соглашением 1872—73 гг. было впервые установлено, что влияние России не должно распространяться на левый берег р. Пянджа, а влияние Англии — на правый, причем последней была гарантирована неприкосновенность со стороны Афганистана стран, лежащих на правом берегу р. Амударьи. При соглашении этом вследствие недостаточности сведений за исток Аму ошибочно была принята р. П., вытекающая из оз. Сары-куль, а не Вахан-дарья. Таким образом уже и тогда весь Памир, за исключением ошибочно отделенной к Афганистану южной его окраины, был признан состоящим в сфере русского влияния. С присоединением к России в 1876 г. Кокандского ханства все пространство П., принадлежавшее ханству (кокандские правители жили даже на крайнем Ю Памира, в урочище Бозаи-и-Гумбез, в верховьях Вахан-дарьи на р. Вахджире), было закреплено за Россией. Однако уже в 1883 г. афганцы самовольно заняли лежащие на правом берегу Пянджа памирские ханства Шугнан и Рошан, распространив свое влияние до внутренних частей П. и нарушив, с ведома Англии, интересы России. Что касается Китая, то, он имел право лишь на восточную окраину П. (Сарыкол), принадлежавшую до 1877 г. Якуб-беку (см. Восточный Туркестан). Владея П. уже 15 лет, Россия, ввиду бедности и трудной доступности страны, ограничилась лишь снаряжением нескольких ученых экспедиций, с целью исследования и изучения нагорья, и фактически не занимала его до 1891 г., когда вынудили к тому обстоятельства. Дело в том, что, пользуясь таким положением дел на П., Англия приступила к исполнению своих давнишних намерений, посылая рекогносцировочные партии на П. и побуждая афганцев и китайцев занять и разделить между собой нагорье. Афганские и китайские посты, подвигаясь навстречу друг другу, сошлись у оз. Яшиль-куля и, по имевшимся тогда сведениям, собирались приступить к разделу русского П. между Афганистаном и Китаем. Ввиду этого летом 1891 г. для обхода наших владений на П. был послан отряд (Ионова), дошедший до Гиндукуша. Обход повторился в следующем году и сопровождался вооруженным столкновением с афганцами, отряд которых был уничтожен у Суме-таша, близ впадения р. Аличур в оз. Яшиль-куль. Осенью 1892 г., ввиду осложнения отношений с Китаем и Афганистаном, на П. был отправлен впервые на зимовку русский отряд, сменившийся в следующем году новым и т. д. Учреждение постоянного памирского поста на П., где в долине Мургаба у устья Ак-Байтала было впоследствии выстроено укрепление, повлияло самым благотворным образом на разъяснение положения дел на П. и повело к улучшению наших отношений с афганцами и китайцами. В то же время, по настоянию Англии, были начаты переговоры о разграничении на П., приведшие к заключению русско-английского договора о П. от 27 февраля (11 марта) 1895 г. Согласно договору, границей русских и афганских владений принята снова р. П.; пограничная черта, направляясь на В от оз. Сары-куль и отрезывая к Афганистану верховья р. Ак-су, примыкает к русско-китайской границе у пер. Беик, в восточной оконечности Гиндукуша. Линия эта, а затем р. П. и далее Пяндж, по договору, разграничивают сферы влияния России и Англии, причем Вахан и часть Дарваза (см.), лежащего на левом берегу Амударьи, подчиняются Афганистану, а Шугнан и Рошан передаются России (Бухаре). Летом 1895 г. разграничительная комиссия из представителей России, Англии и Афганистана провела границу согласно указаниям договора; в конце 1896 г. состоялась передача афганскому эмиру части Дарваза, расположенной к Ю от Амударьи, а Рошана и Шугнана — Бухаре. Таким образом южная окраина П. к Ю от указанной линии входит в состав владений Афганистана, восточная окраина (Сарыкол), между Кашгарскими горами на В и водораздельными высотами (Сарыкольские горы) бассейнов Амударьи и Тарима принадлежит Китаю (граница с Китаем точно не установлена и проводится приблизительно от перевала Уз-бель на С до пер. Беик на Ю); остальное пространство нагорья лежит в пределах России, причем ханства Рошан и Шугнан входят в состав Бухары. Часть П., принадлежащая непосредственно Pocсии, получила в последнее время надлежащее устройство и управление и, в виде Памирской волости, входит в состав Ошского у. Ферганской области. <span class="italic"><br><p>Литература</p></span> до 1879 г. (русская и иностранная) указана в книге И. Минаева, "Сведения о странах по верховьям Амударьи" ("Изд. Имп. Рус. Географ. Общ."). Из более новых источников важнейшие: Л. Ф. Костенко, "Туркестанский край." (СПб., 1850, т. 1); Н. А. Северцов "Орфографический очерк Памирской горной системы" ("Записки Имп. Рус. Геогр. Общ., т. ХШ, 1886); Gr. Groum-Grshima ïlo, "Le Pamir et sa faune lépidoptérologique" ("Mémoires sur les lépidoptères", redigé s par N. M. Romanoff, т. IV, 1890); Д. Л. Иванов, "Путешествие на П." и "Орфографический характер П." ("Изв. Имп. Рус. Геогр Общ.", 1884, вып. 3); его же, "Что называть П.?" (с картой; ib., 1885, вып. 2); Г. Е. Грум-Гржимайло, "Очерк припамирских стран" (ib. 1886, вып. 2); И. В. Мушкетов, "Туркестан" (СПб., 1886, с картой); В. И. Кушелевский, "Материалы для медиц. географии и санит. описания Ферганской обл." (Т. I. "Новый Маргелан", 1890); Б. Л. Громбчевский, "Доклад о путешествии в 1889—90 гг." ("Изв. Имп. Рус. Геор. Общ.", 1891, вып. 2); д-р К. Казанский, "Вблизи Памиров" (Ташкент, 1895); В. Острогоров, "Памир и памирский вопрос" ("Наблюдатель", 1894, июнь); "Россия и Англия на Памирах" ("Русский Вестник", 1895, ноябрь); Б. Громбчевский, "Наши интересы на П."; И. В. Мушкетов, "П. и Алтай" ("Живописная Россия", т. X); Н. Третьяков, "К вопросу об акклиматизации" (докт. дисс.); B onvalot, "Da Caucase aux Indes à travels le Pamir" (Пар, 1889); F. de Rocca, "L'Ala ï et le Pamir d'après des données récentes" ("Revue de Gé ographie", 1896); Dunmore, "The Pamirs" (Л., 1895); Curzon, "The Pamirs and the source of the Oxus" ("The Geographic al Journal", 1896); M. Blanc, "La nouvelle frontiè re anglo-russe en Asie cenlrale" ("Revue Scientifique", 1896). Остальная иностранная литература указана у Керзона. Виды и типы — в сочин. Северцова, Керзона и в статье о памирских киргизах в "Ниве" (№ 38, 1897); карта в сочин. Керзона и карта верховьев Амударьи, новое исправленное издание главного штаба. <span class="italic"><br><p>В. Массальский. </p></span><br></p>... смотреть

ПАМИР РЕКА

— см. Памир.

T: 115